Виктор Цой — последний герой русского рока

Posted By: admin On:


15 августа 1990 года в автокатастрофе под Юрмалой погиб 28-летний лидер группы «КИНО» Виктор ЦОЙ. Но даже спустя 10 лет на арбатской стене памяти Цоя появляются корявые надписи «Цой жив». А тогда, сразу после трагедии, залы кинотеатров вставали на последних кадрах фильма Рашида Нугманова «Игла» и, качая зажигалками, подпевали: «Группа крови на рукаве, мой порядковый номер на рукаве. Пожелай мне удачи в бою. Пожелай мне…» Так провожали последнего героя русского рока.

Прочитав сценарий дипломник ВГИКа Рашид Нугманов сразу понял, Моро должен играть только Виктор. После бурных дебатов на кухнях — насколько бурно вообще мог спорить спокойный и немногословный Цой — от первоначального сценария не осталось практически ничего. После выхода фильма Виктора моментально записали в неоромантики, что несказанно его самого удивляло. «Вообще-то я не создавал никакого образа нового или старого романтического героя — просто старался быть естественным. И все же я позволил себе некоторые эксперименты. Но все равно это недалеко уходит от реального персонажа. Я как ходил по улицам, так и входил в кадр», — терпеливо объяснял журналистам Цой, уже имевший некоторый опыт съемок себя — рок-музыканта из питерской котельной. «Герой этого фильма в каком-то смысле — человек ниоткуда. Он мне очень близок по духу. А на сцене я тем более не создаю никаких образов, просто выхожу и пою. Я сам — образ», — смеялся новый романтический герой. Удача «Иглы» сделала Цоя лакомой добычей для режиссеров — их как магнитом притягивали его экзотическая восточная внешность, завораживающий низкий голос, неизменно черный прикид, шаманские повадки и более всего — культовый статус в молодежной среде. «У меня свои идеи относительно кинематографа, а у режиссера, как правило, свои, — говорил Цой. — После этих фильмов мне много предлагали сниматься, но там я должен был действовать как профессиональный актер, носить какой-то грим, произносить реплики, полагающиеся по сценарию… Мне это неинтересно». Устав объяснять свою позицию, он начал отшучиваться в ответ на вопросы о том, не хочет ли он оправдать название своей группы карьерой киноактера. Говорил, что ему предлагали сыграть Чингисхана, потом стал серьезно думать о роли Маугли в мюзикле.
А сам фильм постепенно обрастал легендами. Драка героя «Иглы» Моро с людьми злого доктора в исполнении еще одной культовой фигуры — лидера «Звуков Му» Петра МАМОНОВА — побудила фанатов объявить Цоя едва ли не наследником Брюса Ли местного разлива. Виктор на самом деле очень уважал Брюса и занимался тайским боксом, но из «поясов», по выражению его жены Марьяны, у него был только ремень на штанах. Да и сам Цой признавался, что «в реальной жизни вряд ли справился бы таким количеством противников». Та же история произошла и с наркотиками, вокруг которых раскручивается сюжет фильма. Но наркоманом Цой не был, если не считать наркотиком портвейн — ритуальный напиток рок-тусовки.
А уж после трагической гибели Виктора «Иглу» стали воспринимать чуть ли не как пророчество. Ведь там герой Цоя погибает, так и не сумев вытащить свою девушку из наркотического ада. Дикие версии сменяли одна другую — убийство, самоубийство… Но кино есть кино. А в реальной жизни был талантливый поэт, прекрасный, хоть и нереализовавшийся художник, отец маленького сына и последний герой русского рока, по официальной версии, просто заснувший за рулем…
Екатерина ЖИВОВА, «Антенна» , от 9 августа 2000 года.


Написать

Ваш email не будет опубликован.Required fields are marked *

Поделиться
Меню
Play Cover Track Title
Track Authors