«Он искал здесь вино, а нашел третий глаз…» Виктор Цой

Posted By: admin On:


За свою короткую жизнь этот человек  успел стать супер-звездой советской рок-музыки и кумиром  для сотен молодых людей, которых известие о его неожиданной гибели  потрясло до самой глубины души. Но кроме этого жизнь и творчество легенды советского рока — поэта, певца и композитора В. Цоя до сих пор несет на себе печать нераскрытой тайны.

Для того, чтобы наконец-то  раскрыть ее, нам нужно обратиться к творчеству другого человека — Д.Л.Андреева (1906-1959г.г.).  Самое  знаменитое  его  произведение — “Роза  Мира”,  —  написанное  им  в  50-е  годы  во  Владимирской  тюрьме,  повествует  о  иноматериальных  мирах  (метафизике)  и  происходящих  в  этих  мирах  процессах  (метаистории).  Также  Д.Андреев пишет, что в недалеком будущем нам предстоит стать свидетелями рождения последней в истории человечества религии — Розы Мира. Она должна объединить все христианские конфессии и будет поддерживать свободную унию со всеми религиями светлой направленности. Д.Андреев  дает несколько определений Розе Мира — интеррелигия, религия итога, а точнее, целое общественно-религиозное движение, которое должно провести огромную работу по социальному переустройству общества, превратить “государство в церковь”, то есть при создании государственных систем опираться уже не на языческие ценности и законы,   а  на  те  о  которых  проповедовал  Иисус  Христос. Он    даже  указывает,  что  ее  начало  намечено  приблизительно  на  60-е  годы. (В.Цой   родился в 1962  году).   Для  выполнения  этой  задачи  тысячи  душ  начали  подготавливаться  Провиденциальными  силами  еще  в  начале  ХХ    века. И по мнению Д.Андреева появиться Роза Мира может только в результате совместного труда множества людей, но  исполнение  главной  роли  в подготовке условий, необходимых для ее появления,    возлагается  на  вестников — людей,  которые  дают  “почувствовать  сквозь  образы  искусства,  в  широком  смысле  этого  слова,  высшую  правду  и  свет,  льющиеся  из  миров  иных”.  Таковыми  являлись ,  например,  Пушкин,  Лермонтов,  Гоголь,  Достоевский,  Лев  Толстой, А.Блок и  сам  Д.Андреев.

Идут годы, шестидесятые двадцатого столетия уже давным-давно миновали и у людей, прочитавших “Розу Мира”, вполне может создаться впечатление, что прогноз Д.Андреева о сроках появления религии итога не подтвердился, так как до сих пор вроде бы ничего особенного не произошло.  Для  того  чтобы  развеять все  эти  сомнения  и одновременно пролить свет на загадочную фигуру  В.Цоя мы  и  хотим  проанализировать  жизнь  и  творчество В.Цоя  с  помощью   концепции  “Розы  Мира”.

О причастности творчества ленинградской группы «КИНО», лидером которой был В.Цой к искусству эпохи Розы Мира, можно судить уже по тому только факту, что в целом ряде их песен   (“Время есть, а денег нет”, “Группа крови” и многих других) нашло свое выражение присущее Розе Мира восприятие вещей: восприятие сквозящее, различающее через слой физической действительности другие, иноматериальные или духовные слои”.   Выражение восприятия дня и всей жизни как мистерии можно услышать в таких его песнях, как “Сказка”, “Печаль”, “Спокойная ночь”, “Танец”. Например,

 

Крыши домов дрожат под тяжестью дней.

Небесный пастух пасет облака.

Город стреляет в ночь дробью огней.

Но ночь сильней, ее власть велика.

 

 

Но самое главное, о чем необходимо сказать, и без чего приступать к анализу жизни и творчества В. Цоя вообще не имеет никакого смысла, это то, что он наверняка обладал очень высокими мистическими способностями и большинство своих песен писал на основе своего духовного опыта. Это смелое с первого взгляда предположение полностью подтверждается и текстами его песен, в одной из которых есть такая, совершенно не двусмысленная строка:

 

Я искал здесь вино, а нашел третий глаз.

                                   («Камчатка»)

 

 

И даже таким  поразительнейшим анатомо-морфологическим фактом. На детских фотографиях Цоя очень хорошо заметно, что его необычной формы череп (точно такой же, как у Сталина) — конический,  — не закругляющийся плавной линией назад, а вздымающийся вверх и вверх до самой маковки, заостряясь, наконец, увенчивается тою выпуклостью, которая говорит о высокой  мистической одаренности. Иначе как можно было бы объяснить столько удивительно схожих по идейно-образному содержанию мест в творчестве В.Цоя и Д.Андреева.

Д.Андреев  целый цикл своих стихотворений, посвятил демоницам больших городов, обитающих в иноматериальном слое. А одна из песен В.Цоя  начинается следующими строками:

 

Темные улицы тянут меня к себе.

Я люблю этот город как женщину Икс.

На улицах люди, и  каждый идет один.

Я закрываю дверь, я иду вниз.

(“Жизнь в стеклах витрин”, альбом “Ночь”)

 

Д. Андреев пишет, что Роза Мира объединит все человечество, выполнит большинство своих задач, но приход “князя тьмы” не сможет предотвратить и она. После его тирании на Земле воцарится хаос, который продлится вплоть до второго пришествия Христа. И у  В. Цоя  в  песне  “Апрель”  говориться  о  том  же  самом:

 

Над  землей — мороз,

Что  ни  тронь,  все в   лед,

Лишь  во  сне  моем  поет  капель.

А снег идет стеной,

А снег идет весь день,

А за той стеной стоит апрель.

А  он  придет  и  приведет  за  собой  весну.

И  рассеет  серых  туч  войска .

А  когда  мы  все  посмотрим  в  глаза  его ,

На  нас  из   глаз  его посмотрит  тоска .

И откроются двери домой.

Да ты садись, а то в ногах правды нет.

И когда мы все посмотрим в глаза его,

То увидим в тех глазах Солнца свет.

На теле ран не счесть ,

Не легки шаги .

Лишь в груди горит звезда .

И умрет апрель, и родится вновь,

И придет уже навсегда.

(“Апрель”, альбом “Звезда по имени Солнце”)

 

А разве не образ борьбы Светлых и Темных сил содержится в песне “Война”.

 

Земля. Небо.

Между Землей и Небом — Война.

И где бы ТЫ ни был,

Что б ТЫ  ни делал ,-

Между Землей и Небом — Война.

 

В  “Розе  Мира”  упоминается о человечестве титанов, существовавшем в одном из параллельных миров  в  то  время, когда в нашем мире еще только начинало развиваться животное царство. Противобогу удалось вызвать их бунт против Божественной воли. “Идея их заключалась в том, что они семя и ядро нового мирового начала, третьего, противостоящего и Богу, и демонам. Они жаждали абсолютной свободы своих “Я”, но жестокость и злобу демонов ненавидели. Бунт завершился тем, что силы Гагтунгра, пользуясь законом возмездия, вовлекли души титанов в глубокие мучилища. Там длилась их пытка свыше миллиона лет, пока с помощью Провиденциальных сил им не удалось вырваться из плена. Теперь большинство из них совершает свой путь среди человечества, выделяясь на общем фоне масштабом своей личности и особым сумрачным, хотя отнюдь не темным ее колоритом. Их творчество отмечено смутным воспоминанием богоборческого подвига, как бы опалено древним огнем и поражает своей мощью. От демонических монад их дух отличен порывом к Свету, презрением к низменному и жаждой божественной любви. Из числа деятелей культуры я мог бы назвать несколько имен: Дант, Леонардо, Микеланджело, Гете, Бетховен, Лермонтов, Лев Толстой”. Такая характеристика  подходит   и  для оценки  личности  и творчества В.Цоя,  и   “Легенда” наверняка написана о его жизни в человечестве титанов и их “богоборческом подвиге”, на основе образов, поступавших из древней памяти.

 

Среди  связок  в  горле  комом  теснится  крик .

Но  настала  пора :  и  тут  уж  кричи  — не  кричи .

Лишь  потом,  кто- то  долго  не  сможет  забыть ,

Как  ,  шатаясь ,  бойцы  об  траву  вытирали  мечи .

И  как  хлопало  крыльями  черное  племя  ворон .

Как  смеялось  небо,  а  потом  прикусило  язык .

И  дрожала  рука  у  того,  кто  остался  жив .

И  внезапно  в  вечность  вдруг  превратился  миг .

И  горел  погребальным  костром  закат ,

И  волками  смотрели  звезды  из  облаков ,

Как ,  раскинув  руки,  лежали  ушедшие  в  ночь .

И  как  спали  вповалку  живые,  не  видя  снов .

 

 

В другом куплете из песни В.Цоя  “Звезда по имени Солнце” угадывается пророческий образ величайшего в истории человечества события будущего — момента рождения Розы Мира, которое Д. Андреев описал в одиннадцатом акте своей драматической поэмы «Железная мистерия» (в ней описываются исторические события прошлого, настоящего и будущего). Во время мистического акта-рождения Звенты-Свентаны в Небесной России, Экклезиаст (проповедник) возносится силами Света в храм Солнца Мiра. «Вдали предстают святилища различных религий. Свет проникает в их глубину, способствуя раскрытию их мистической сущности.» После этого события Экклезиаст предстает перед народом во главе процессии, направляющейся к Дворцу. «Окруженный руководителями Лиги, Экклезиаст двигается медленно, твердо и прямо. Его голова -в сиянии,  НО ОН ОСЛЕП. В руках его Голубая Роза».

 

Он не помнит слова “Да” и слова “Нет”.

Он не помнит ни чинов, ни имен.

И способен дотянуться до звезд,

Не считая, что это сон.

И упасть, опаленным звездой по имени Солнце.

(“Звезда по имени Солнце”)

 

В книге «Виктор Цой» (1997), составленной Марианной  Цой  и Алексеем Рыбиным приводится несколько воспоминаний о Цое, тех людей, которые были близко с ним знакомы на протяжении нескольких лет. Читая эти воспоминания, невольно думаешь, как могли эти люди не понимать смысла событий, столь очевидных, происходивших прямо перед их глазами (пожалуй, только Б.Гребенщикову удалось относительно адекватно охарактеризовать личность Цоя и то, что он успел сделать за свои 28 лет). Впрочем, это и не удивительно. Наверняка, найдутся те, кому наши сопоставления творческого наследия Д.Андреева и В.Цоя покажутся не состоятельными или не заслуживающими внимания, так как слишком разноплоскостными кажутся их личности и их творчество. Действительно, они ни разу не встречались друг с другом,  жили в разное время, один из них был мистик (о чем прямо написал в “РОЗЕ МИРА”), а другой рок-музыкант, который при жизни, казалось бы, не был особенно религиозно или мистически настроенным человеком. Да и саму ”Розу Мира” опубликовали уже только после смерти В.Цоя. Но тем больший, с  точки зрения автора это статьи интерес и представляет это исследование, тем более что только при помощи    ”Розы Мира”   можно многое понять и объяснить в биографии и личности В.Цоя, как бы необычны не показались бы некоторые моменты этого анализа с точки зрения обывателя воспитанного безрелигиозной наукой. Тем более, что если В.Цой при жизни и ни делал, ни каких публичных заявлений о том, что, он обладает духовным слухом и зрением , то не исключено что на это у него могли быть веские причины.

Итак, как нам известно из”Розы Мира” и как было сказано выше, почти все литературные гении Российской культуры были вестниками, то есть они посредством своего творчества выполняли определенные миссии для грядущего общечеловеческого братства (подобно тому как ветхозаветные пророки создавали основу монотеистической религии). И как следует из выше приведенных фактов, В.Цой тоже должен иметь отношение к этому культурно-духовному процессу, то есть, вероятнее всего он был одним из вестников. “Пророчество  и  вестничество, — пишет  Д.Андреев,  — понятия  близкие”, и многие вестники стремились “превратиться из вестника в пророка” т.е. возвещать правду и свет, льющиеся из миров иных, уже не только произведениями искусства, но и всею своею жизнью (наиболее ярко эта тенденция отразилась на судьбах Л.Н.Толстого и Гоголя). Именно это стремление по сути дела и стало для Цоя настоящей трагедией (такое стремление он выразил в песнях “Пора”, ”Место для шага вперед”, “Кукушка”). Многослойность   планетарного  космоса, наверняка, открылась Цою когда ему не было еще и  20 лет. Он был молод, полон сил, но снять маску шута, стать пророком и тем самым, что, то реально изменить в этом мире ему видимо не было дано (у него “было слово, но в нем не было букв”, был “порох”, но не было “огня”). Трудно судить, в какой мере он осознавал это, но потребность разрешения этой задачи с каждым годом все неотвратимее нависала над ним как домоклов меч. Ко всему прочему, одновременно с этим, нужно было заниматься решением повседневных проблем. Он чувствовал, что весь мир идет на него войной. И хотя рядом крутилось множество людей, но не было человека, способного понять и поддержать  его. Друзья  и родные  жили обычной жизнью, даже не подозревая о том, что происходит с Виктором. Наверняка могли быть депрессии, нервные срывы, особенно в общении с близкими, взаимное непонимание.  Вот  почему  его  выступления  были  так  экспрессивны  и  энергичны.  Это  было  единственной  целью  и  смыслом  его  жизни,  его  крестом.  На  сцене  он  мог    хоть  в  какой-то  степени  ощутить  себя  пророком.

Но шли месяц за месяцем, год за годом. Вся страна тем временем уже в  который раз совершала очередной  рывок к «светлому будущему».

 

Я не люблю , когда мне врут.

Но от правды я тоже устал.

Я пытался найти приют,

Говорят  ,что плохо искал.

 

И я не знаю, каков процент

Сумасшедших на данный час .

Но, если верить глазам и ушам ,-

Больше в несколько раз…

(“Муравейник”)

 

Огонь  в  его  груди  разгорался  все  сильнее  и  сильнее. А люди реагировали только на огромную энергию и красоту его песен, совершенно не понимая того смысла, который он вкладывал в их содержание.

 

Я ходил по всем дорогам и туда и сюда,

Обернулся и не смог разглядеть следы.

(«Пачка сигарет»)

 

И не ясно, где море, где суша,

Где золото, а где медь,

Что построить и что разрушить .

И кому и зачем здесь петь.

(“Нам с тобой”)

 

 

Поэтому вполне естественно, что со временем и его концертная деятельность, средствами которой, невозможно было решить измучивший его вопрос, перестала доставлять ему радость и удовольствие (в конце жизни, даже она стала для него  тяжким бременем, но для того, чтобы выполнить свою миссию до конца он был обязан продолжать подставлять «голову да плечи терпеливые под плеть»). И вот однажды, отчаявщись и устав от бессмыленности происходящего, он, судя по песням  «Кукушка» и «Кончится лето», поставил, что называется, вопрос ребром.

 

Солнце мое, взгляни на меня:

Моя ладонь превратилась в кулак.

И если есть порох, дай и огня.

ВОТ ТАК.

(«Кукушка»)

 

А потом он «ждал ответа», ждал и получил его.

 

А мне приснилось: миром правит любовь.

А мне приснилось: миром правит мечта.

И над этим прекрасно горит звезда,

Я проснулся и понял — БЕДА

(«Красно-желтые дни»)

 

То есть, в то время когда Цой писал свой “Черный альбом”, он уже знал о том, что его роль, в этом неуютном для него мире подходит к концу и ему уже «недолго осталось ждать, чтобы снова увидеть сосны на морском берегу». Поэтому в песнях “Сосны на морском берегу” и «Нам с тобой» совершенно откровенно звучит тема прощания.

 

Черная ночь да в реке вода- нам с тобой.

И беда станет  не беда. Уезжай!..

Эх, была не была, прости и прощай!..

План такой — нам с тобой…

(«Нам с тобой»)

 

«И это его право уйти в тень». У него было время, но сил ждать уже не было. Оставаться в «этой траве» Цой уже не мог просто физически, еще немного и он бы мог сгореть точно так же, как сгорел Гоголь.

Если миссия Д. Андреева заключалась в том, чтобы “приоткрыть картину исторических и метаисторических перспектив, ветвящуюся цепь дилемм, встающих перед нами или долженствующих возникнуть, панораму разноматериальных миров, тесно взаимосвязанных с нами в добре и зле”. То какова была миссия В. Цоя? Конечно,   его  жизнь  и  творчество  являются    неопровержимым    доказательством  истинности знаний  концепции  “Розы  Мира” и сам факт , что в 1962 г. три года спустя после смерти Д.Андреева , родился человек, который не зависимо ни от кого, отобразил в своем творчестве главные образы и идеи произведений Д. Андреева, уже свидетельствует  о том , что  в данном случае , мы наверняка имеем дело с рождением новой и одновременно последней  в истории человечество религии — Розы Мира. Но кроме этого есть еще одно и,  пожалуй,  самое главное  обстоятельство.  Дух Свободы, Любви, Мужества, Бесстрашия, неземного величия и мощи,  выраженный   в  песнях В.Цоя несомненно является   пророческим предзнаменованием характера и масштабов будущих перемен , связанных с появлением  религии итога . Поэтому В. Цоя можно с полным правом назвать вестником Розы Мира. Если книгу “Роза Мира”, преодолев все ее трудности, прочитали и до конца поняли десятки человек, то через песни  В.Цоя Розу Мира всей душой и сердцем приняли сотни. Это и имел ввиду Д. Андреев, когда писал: ”Сколь адогматичными не были бы тезисы Розы Мира, сколь бы ни были они проникнуты духом религиозной динамики, но весьма многие затруднятся принять даже их. Зато множества и множества откликнутся на ее зов, коль скоро он будет обращен не столько к интеллекту, сколько к сердцу, звуча в гениальных творениях слова, музыки, театра, архитектуры”. Виктор Цой лишь один из тех, кому принадлежит право внести свой вклад в “копилку” грядущего всемирного братства таким образом, из этого  уже вполне достаточно  для  того, чтобы привлечь к Розе Мира множество людей и именно таких, какие ей нужны.

В заключении хотелось бы привести несколько строк из песни  И.Талькова, написанной им на смерть В.Цоя. В Российской культуре это, пожалуй, единственное стихотворное произведение, в котором изображен идеальный образ вестника, то есть того, кто дает   “людям почувствовать сквозь образы искусства, в широком смысле этого слова высшую правду и свет, льющиеся из миров иных”.

 

Поэты не рождаются случайно.

Они летят на землю с высоты,

Их жизнь окружена глубокой тайной,

Хотя они открыты и просты.

Глаза таких божественных посланцев

Всегда печальны и верны мечте.

И в хаосе проблем

Их души вечно светят тем

Мирам, что заблудились в темноте.

Они уходят, выполнив задание,

Их отзывают высшие миры,

Неведомые нашему сознанию

По правилам космической игры.

http://vitya-tsoy.narod.ru/mesly.html

Павел Тарасенко                                                          г. Петропавловск


Написать

Ваш email не будет опубликован.Required fields are marked *

Поделиться
Меню
Play Cover Track Title
Track Authors