Высоцкий: Яд себе вгоняю…

Posted By: admin On:


«Я В ГЛОТКУ, В ВЕНЫ ЯД СЕБЕ ВГОНЯЮ…»
1980 год, в апреле он вновь обращается в Склифосовского. Профессор поставил ультиматум: «Я займусь вами, если вы мне все расскажете». Владимир покаялся: сколько лет на игле, какие дозы. Пациента положили на гемосорбцию. Но на следующий день поняли, что ничего не получилось. Поскольку он был уже не просто наркоман, а полинаркоман. И потому совершенно неизлечим…
Но Владимир еще верил, что попытается выскочить. В конце месяца в очередной раз он позвонил Марине и пообещал к ее дню рождения прилететь. Заверил, что с ним все в порядке…
Потом Марина в панике звонит в Москву: «Где Володя? Он не прилетел!» Ночью ей звонит знакомая, сообщает, что Высоцкий уже несколько часов в Париже, он в одном из русских кабаков, и дело плохо. Марина рассказывала: «Я бужу Петю (сына. — Ред.) — мне нужна помощь. Мы находим тебя на банкетке, обитой красным плюшем, в самом темном углу. С тобой гитара и чемодан…»
11 мая Марина уговорила его лечь в больницу, в Шарантон… Он свои впечатления тогда даже записывал: «Поехали в больницу. Похоже на наши дурдома, только почище, и все обитатели — вроде действительно больные. Ко мне разбежался кретин в щетине и потребовал закурить. Я дал…»
…Шемякин (скульптор, художник, друг Высоцкого. — Ред.) навестил друга, оказавшегося в узилище — громадном, мрачном здании… Увидел — в пунцовой байковой пижаме у окна стоит Владимир, курит. Обернулся:
— Мишка!
— Вовчик!
— Ну что? Как же так?
— Да вот, напоили… Свои же, в самолете, пока летели. Потом еще две бутылки коньяка дали на дорожку… Дальше — все, не помню…
«…Он прислонился к окошечку, — видел Шемякин, — а там идет другая жизнь, никакого отношения к нам не имеющая, — там солнышко, которое нам абсолютно не светит и нас не греет… И вот так мы стоим, прислонившись лбами к стеклу, и воем потихонечку… Жуть! Вот этого — не передать! Это тоска его, перед самой его смертью, которая его ела!.. И вот это безумие вангоговское, Володькины рыжие волосы, как в больнице бывает — клочками, и пунцовая байковая пижамка Ивана Бездомного…»
Миша ушел. А он без сна лежал на боку, глядя в темноту, и вспоминал рассказы Бродского о психиатричке…
Марине показалось: ему стало лучше. Но он-то знал, что нет. Потом признавался, что в клинике моментально нашел медсестричку, которая кое-как, с грехом пополам говорила по-русски, чего-то там ей наплел, и она тут же нашла «лекарство». А Марине по-прежнему чудилось, что она его за горло поймала и вылечила…
…11 июня Владимир Высоцкий навсегда покидает Париж. На прощание Марина говорит ему: либо твоя последняя попытка «выскочить», либо она идет в консульство и подает документы на развод. Он обещает сделать все.

Когда Высоцкого встречали на Белорусском вокзале, он был в ужасном состоянии. Боли глушил спиртным с сердобольными пограничниками и таможенниками. Не успели добраться до Малой Грузинской, тут же звонок Марины. Взял трубку Янклович (Валерий Янклович — актер, продюсер, близкий друг Высоцкого. — Ред.). Она задала лишь один вопрос: «Где Володя?» Янклович промямлил: «Что-то ему нездоровится». — «Мне все ясно. Скажи ему, что между нами все кончено».

Утром, когда Владимир пришел в себя, ему рассказали о разговоре с Парижем. На него слова Марины произвели очень гнетущее впечатление. Он понимал, что теряет ее насовсем. Все-таки она для него была неким спасательным кругом…

Валерий Янклович… вспоминал: «…Он не мог находиться один. Причина появления многих женщин… от этого страха остаться одному… Не знаю ни одного случая, чтобы какая-то женщина ему отказала… Он мог любую, в общем-то ничего из себя не представляющую девчонку, если та ему нравилась, поднять до своего уровня. Он начинал к ней так относиться, что она начинала чувствовать себя королевой…»

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ
23 июля состоялся последний телефонный разговор с Мариной Влади:
— Я завязал. У меня виза и билет на двадцать девятое. Скажи, ты еще примешь меня?
— Приезжай. Ты же знаешь, я всегда тебя жду.
— Спасибо, любимая.
* * *
Поздно вечером 24 июля постепенно все разбрелись с Малой Грузинской. И мама, и Всеволод Абдулов, и Янклович, и Сульповар* с Щербаковым*, и все прочие, кто весь день толклись в квартире, все, кому он с утра говорил: «Я сегодня умру». Где-то там дремали, в других комнатах, Анатолий Федотов* и Оксана Ярмольник.
Ночью, около половины четвертого утра, Высоцкий проснулся. Голова была на удивление ясной. В комнате было тихо и темно, он не различал предметов. Он не хотел умирать, но чувствовал, что жизнь покидает его, понимал, что остановить это невозможно, и не жалел ни о чем.
Владимир Семенович Высоцкий умер между 3.30 и 3.40 утра. Рядом никого не было, и установить точное время ухода никто не может.
Он был драматургом сюжета своей жизни, сочинителем собственной судьбы. Высоцкий вошел в жизнь одиноким, потому что не был похож ни на кого. И таким же, одиноким, ушел из жизни.
На панихиде Любимов сказал: «Есть древнее слово — «бард». У древних галлов и кельтов так называли поэтов…»
*Леонид Сульповар, Станислав Щербаков, Анатолий Федотов — врачи, лечившие Владимира Высоцкого.

Глава из книги о барде из серии «Кумиры. Истории великой любви».

Алкоголь и особенно наркотик, от которого в конце жизни страдал Высоцкий, расширяют сознание, человек как бы входит в другие измерения и, вернувшись оттуда на «серую» землю, мучительно ощущает, что ему на ней тесно и пусто. Это также множит тоску и печаль. Причем и «проклятая», и наркопрепараты полностью закрывают от человека пространство Бога, оставляя пути лишь в «черные дыры», на ристалище бесов, которые оказывают на своего гостя такой мозговой и душевный штурм, что человек после этого уже не принадлежит сам себе, его сознание ломается, трансформируется и перестает воспринимать всякое излучение Божественной благодати (в конце жизни Высоцкого не раз посещал видимый только одному ему собеседник и досаждал поэту. О его появлениях говорил сам Высоцкий, с присущим ему юмором называя своего непрошеного гостя «чудаком», «экземплярчиком» и заявляя, что тот «порет ахинею». А какую ахинею мог нести бес? С теми, кто находится в наркотическом или алкогольном плену, у темного мира только один разговор – покончи жизнь самоубийством, выпрыгни из окна, перережь себе вены и т.д… Однако Всеблагий Господь не попустил страшному визитеру торжествовать – Высоцкий умер тяжелой, но своей смертью, хотя и безжалостно укоротил себе жизнь поистине варварским отношением к своему здоровью. «Гробил» себя, чтобы больше продержаться на сцене перед аудиторией и принести ей радость. Вот такой печальный парадокс).

Источник



  1. Сёмин Игорь
    Сентябрь 16, 2017 at 9:05 пп

    Здравствуйте!
    Легендарные – группа “Дядя Ваня” из кинофильма “Перекрёсток” и
    “ПЕРЕКРЁСТКИ САМИЗДАТА” приветствуют Вас – ПЕРЕКРЁСТОК СЕМИ ДОРОГ — https://youtu.be/0qAkQi6Zu-I
    С 3 сентября по 30 ноября 2017 года в ПЖК “Перекрёстки Самиздата ” открыт приём Заявок здесь http://samlib.ru/comment/p/poeticheskij_k/20170902-1
    на участие в Прозопоэтическом Конкурсе “Судьбу другую в лавке не купить…”,
    посвящённом 80 — летию В.С.Высоцкого…
    Правила Прозопоэтического Конкурса «Судьбу другую в лавке не купить…»
    http://samlib.ru/p/poeticheskij_k/20170902.shtml

    Все поданные в Конкурс произведения, если Автор, при подаче Заявки, не выразил отказ, размещаются, посредством ссылок на них, в
    СТРАНИЦА ПАМЯТИ «АВТОРЫ САМИЗДАТА ВЛАДИМИРУ СЕМЁНОВИЧУ ВЫСОЦКОМУ»
    http://spasvsv.narod.ru
    и, соответственно, здесь:
    Копия в СИ — СТРАНИЦА ПАМЯТИ «АВТОРЫ САМИЗДАТА ВЛАДИМИРУ СЕМЁНОВИЧУ ВЫСОЦКОМУ»
    http://samlib.ru/s/stranica_p/
    Спасибо за сопричастность и пересечение…

    P.S.

    С 1 Декабря возможен старт постоянно действующего круглогодичного Прозопоэтического Конкурса “Перекрёстков Самиздата” “ВРЕМЕНА ГОДА” со свободной темой и подведением Итогов раз в Месяц, Квартал и за Год. Пожалуйста, приходите. Обязательное условие – Ваше произведение в Конкурс должно быть размещено в Журнале Максима Мошкова Журнал «Самиздат»
    http://samlib.ru

    Удач! ВСЕМ!!! Сёмин Игорь

Написать

Ваш email не будет опубликован.Required fields are marked *

Поделиться
Меню
Play Cover Track Title
Track Authors